Адам Мицкевич — Бедуин

Как резвый чёлн по зыби голубой
Скользит, от берега родного убегая,
И лебедем несётся над волной,
Трепещущим веслом морскую грудь лаская, —
Так бедуин из гор с конём своим летит
В пустынную, безбрежную свободу,
И конская нога в волнах песка шипит
Как сталь калёная, опущенная в воду.
‎Уже плывёт мой конь среди пучин сухих
И грудью как дельфин разрезывает их.
Мы всё быстрей летим стрелою…
След исчезает за конём…
Всё выше, выше… пыль за мною
Встаёт клубящимся столбом.
‎Как туча чёрный конь среди степных полян,
Звезда с чела его денницею сияет,
Волнистой гривою играет ураган,
А белых ног полёт как молния сверкает.
‎Конь белоногий мой, лети!
Леса и горы, прочь с пути!
‎Напрасно пальма, зеленея,
Зовёт в приют прохладный свой:
Промчался мимо на коне я,
И вот она уже за мной
В глуби оазиса осталася далёко
И, листьями шумя, задумалась глубоко.
‎Пустыни страж немой, вот диких скал гранит;
С зловещей думою он на меня глядит,
Копыт последние удары повторяя,
И слышится за мной угроза роковая:
‎«Куда, безумец, полетел!?
Там от полдневных жгучих стрел
Не сыщешь в помощь ничего ты,
Тебя не ждут там ни намёты,
Ни пальм зелёная краса,
Один шатёр там — небеса,
Одни лишь скалы там сухие
Да в небе звёзды кочевые»…
‎Угрозы тщетны!.. Ускакал
Я вдаль с двойною быстротою.
Смотрю, а ряд угрюмых скал
Уже вдали, вдали за мною.
Они назад бегут толпой,
Одна скрываясь за другой.
‎Вот коршун, обольщён угрозой роковою,
Уверен, что ездок его добычей стал,
И, крылья распустив в погоню, надо мною
Зловещий чёрный круг он трижды описал
И каркнул: «Чую ваши трупы!
И конь, и всадник, как вы глупы!
Путь ищет здесь ездок шальной,
А конь травы в сухой пустыне…
Напрасен труд ваш будет ныне:
Кто раз попал сюда, тот мой!
Здесь по пути лишь вихорь бродит,
След унося в песках степей,
А этот луг не для коней:
Лишь острый клюв здесь корм находит,
Одни лишь трупы здесь гниют,
Лишь коршуны кочуют тут»…
‎Сжав когти чёрные, злорадно он взглянул,
И взорами впились мы трижды око в око.
Кто ж оробел? Не я, а коршун! И высоко
Взвился, когда майдан я грозно натянул…
Вот он уже за мной далёко в небе реет,
Вот в воздухе повис чуть видимым пятном…
Вон с воробья уж стал… вон мушкою чернеет…
И утонул совсем в пространстве голубом…
‎Конь белоногий мой, лети!
Прочь, скалы, коршуны, с пути!
‎Вон туча в небесах на солнце набежала
И гонится за мной белеющим крылом…
Как я лечу в степи, так в небе голубом
Она лететь кичливо возмечтала.
И вот она повисла надо мной
С своей угрозой роковой:
‎«Куда, безумный, он несётся!?
Там жажда грудь ему спалит,
Там жгучий зной безбрежно льётся,
И дождь главы не окропит.
Ручей, журча, не орошает
Бесплодную пустыню ту,
И росу ветер поглощает,
Хватая жадно налету»…
‎Угрозы тщетные! Лечу я всё быстрей!
А туча стелется всё ниже надо мною,
С минутой каждою тяжелей и слабей,
И падает в бессильи над скалою.
С презрением назад бросаю гордый взгляд, —
И вот она уже вдали на небосклоне…
Я знаю, что у ней сокрыто в гневном лоне!..
Вот побагровела и, выпустивши яд,
Вся жёлчью зависти облившись, обозлилась
И, почернев как труп, с стыдом в горах укрылась…
‎Конь белоногий мой, лети!
Прочь, тучи, коршуны, с пути!
‎Теперь вокруг обвёл я взором:
Лишь степь и небо без конца
Безбрежным стелются простором,
И нет за мной уже гонца!
Природу чары сна объемлют,
Здесь ни следа стопы людской,
Стихии безмятежно дремлют
Как звери в тишине лесной,
Что не боятся человека,
Его не видевши от века.
‎Но, Боже! Я в песках безжизненной страны
Не первый!.. Вон вдали толпа людей мелькает…
В засаде ли сидит, добычи ль ожидает?
И кони, и они — все страшной белизны!..
Я мчусь на них — стоят… Кричу им — нет ответа,
И в каждом узнаю иссохшего скелета!..
Верблюдов остовы с костями седоков…
То — старый караван, из глубины песков
Разрытый вихрями, в лучах дневного света.
И вот, из впадин их глазных,
Из челюстей иссохших их,
Крутясь, песок бежит струёю,
Шумя с угрозой предо мною:
‎«Куда, безумный бедуин!?
Там ураган царит один!..»
‎Прочь! Я вперёд лечу стрелою!
Конь белоногий мой, лети!
Скелеты, вихри, прочь с пути!
‎Вот дикий ураган, могучей силы полн,
Свободный сын степей, пришёл и в отдалении
Остановил свой бег среди песчаных волн
И дико засвистал, крутясь в недоумении:
«Какой из вихрей там, братишка младший мой,
Мои владения так дерзко попирает?
А сам ничтожен так и низко так летает»… —
Свирепо зарычал он, топнувши ногой…
И вся Аравия вокруг затрепетала,
Но, увидав, что я не оробел нимало,
Он хлынул на меня песчаною горой,
Стал как дракон меня на части рвать ногтями,
Валил могучими крылами,
Дыханьем огненным палил,
В песчаных недрах зарывая,
С земли срывал, об землю бил,
Горами пыли засыпая…
Но я в борьбе не уступал
С его сыпучими волнами,
Песчаный стан четвертовал
И грыз неистово зубами…
Из рук моих хотел он взвиться в небеса,
Да нет!.. Не вырвался!.. Напрасные усилья!
И вот дождём песку со скал он полился
И пал у ног моих как труп, свернувши крылья…
‎Как сладко отдохнуть! К звездам возвёл я взгляд.
И звёзды все блестящими очами
На одного меня с высот небес глядят,
И кроме некого им озарить лучами!
Как вольно дышит грудь, отрадою полна!
В ней нега разлита, всего меня волнуя,
Как будто бы во всей Аравии могу я
Воздушный океан теперь испить до дна!..
Как сладко погрузить в простор безбрежный око
Так далеко и так глубоко!..
И рвётся дальше, дальше взор
За беспредельный кругозор!..
Как я раскрыл мои объятия широко!
Как будто небо всё до запада с востока
Я обнял… А мечта парит, легка, светла,
Всё выше к небесам, и, словно как пчела,
Что жало погрузив, все силы изливает,
Так с мыслью и душа в безбрежность улетает!..
пер. Лиодор Иванович Пальмин

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: