Адам Мицкевич — Свитязанка

Кто тот мо́лодец статный, красивый,
‎Что за девица с ним, красным,
Вдоль по прибрежью Свитя́зи бурливой
‎Идут при месяце ясном?
Оба малины набрали в кошницы,
‎Вьют по венку себе оба:
Знать он — мило́й друг красотки-девицы,
‎Знать она — парня зазноба.
Каждою ночью в тени осокори
‎Он её здесь поджидает:
Мо́лодец — ловчий в соседственном боре,
‎Девица… кто её знает!
Бог весть, когда и откуда приходит,
‎Бог весть, куда исчезает…
Мокрой былинкой над озером всходит,
‎Искрой ночной пропадает.
«Полно таиться со мной, дорогая!
‎Вымолви слово, для Бога:
Где твоя хата и се́мья родная,
‎Как к тебе путь и дорога?
Минуло лето, листочки валя́тся;
‎Холодно в поле просторном…
Али всегда мне тебя дожидаться
‎Здесь, на прибрежье озёрном?
Али всегда ты, как стень гробовая,
‎Бродишь полночной порою?
Лучше ко мне приходи, дорогая,
‎Лучше останься со мною!
Вот и избёнка моя недалечко,
‎Видишь — где в чаше лощина…
Будет у нас с тобой лавка и печка;
‎Будет и хлеб, и дичина».
«Парням не верю́ я, чтобы ни пели;
‎Знаю я все их уловки:
В голосе их соловьиные трели,
‎В сердце их — лисьи сноровки.
Ты насмеёшься потом надо мною,
‎Кинешь меня и загубишь!
Я тебе тайну, пожалуй, открою,
‎Только… ты вправду ли любишь?»
Мо́лодец клялся у ног своей милой,
‎Брал горсть сырой земли в руку,
Брал, заклинаяся тёмною силой,
‎На душу брал вечную муку.
«Будь же ты верен в священном обете:
‎Если кто клятву забудет,
Горе ему и на нынешнем свете,
‎Горе там ему будет!»
Молвила строгое слово девица,
‎Молвив, венок надевает,
Парню махнула рукой и как птица
‎В тёмных кустах исчезает.
Следом за ней, по кустам и по кочкам
‎Гонится ловчий — задаром!
Сгибла, умчалась из глаз ветерочком,
‎Тонким рассеялась паром.
Вот он остался один над водою…
‎Нет ни следа, ни тропинки;
Тихо кругом него, лишь под ногою
‎Кой-где хрустят хворостинки.
Он над стремниной идёт торопливо,
‎Робко поводит очами…
Вдруг вихорь взвыл по дуброве сонливой,
‎Озеро вздулось волнами.
Вздулось, вскипело до дна котловины…
‎Въявь али грёза ночная?
Там, над Свитя́зью, из тёмной пучины,
‎Всплыла краса молодая…
Личико чище лилеи прибрежной,
‎Вспрыснутой свежей росою;
Лёгкою тканию стан белоснежный
‎Обвит, как лёгкою мглою.
«Парень пригожий мой, парень красивый, —
‎Молвила девица страстно.
— Кто ты? Зачем над Свитя́зью бурливой
‎Бродишь порою ненастной?
Полно жалеть тебе пташки отлётной,
‎Глупой и ветреной девки:
Ты по ней сохнешь, а ей, перемётной,
‎Только смешки да издевки.
Полно вздыхать тебе, полно томиться,
‎Нянчиться с думой печальной:
Бросься к нам в волны и будем кружиться
‎Вместе по зыби хрустальной.
Хочешь, мой милый, и ласточкой шибкой
‎Будешь над озером мчаться,
Али здоровой, весёлою рыбкой
‎Целый день в струйках плескаться.
На ночь, на ложе волны серебристой
‎Ландышей мы набросаем,
Сладко задремлем под сенью струистой,
‎Дивные грёзы узнаем».
Смолкнула. Ветер покров ей колышит,
‎Млечную грудь открывая…
Парень, хоть смотрит не смотрит, а слышит —
‎Близко краса молодая:
То над водою в кругах прихотливых
‎Мчится, воды не касаясь,
То заиграет в волнах говорливых,
‎Жемчугом брызг осыпаясь.
Ловчий смутился душой, подбегает
‎К самому краю стремнины,
Хочет спрыгнуть — и назад отступает:
‎Милы, но страшны пучины.
Вдруг к нему в ноги волна покатилась,
‎Плещет, ласкается, манит…
Сердце в нём замерло, кровь расходилась…
‎Память и мысли туманит.
И позабыл он про прежнюю любу,
‎Клятвою презрел святою;
Кинулся в волны на верную сгубу
‎Следом за новой красою.
Вот над волнами несётся он смело,
‎Смело очами поводит;
Берег из глаз у него то и дело
‎Дальше и дальше уходит.
Ловчий к девице плывёт что есть мочи,
‎До́плыл и обвил руками:
Смотрится ей в ненаглядные очи
‎Льнёт к её губкам устами.
В этот миг месяц над тучею чёрной
‎Вспыхнул сквозь те́мнеть ночную;
Ловчий взглянул и в красотке озёрной
‎При́знал подругу милу́ю.
«Так-то ты верен в священном обете?
‎Если кто клятву забудет,
Горе ему и на нынешнем свете,
‎Горе и там ему будет!
Нет, не тебе над холодной струёю
‎Рыбкой весёлой плескаться:
Тело твоё распадётся землёю,
‎Очи песком засорятся.
А за измену душа проклята́я
‎Вечно при той осокори
Будет томиться, в тоске изнывая…
‎Горе изменнику, горе!»
Слушает ловчий, плывёт торопливо,
‎Робко поводит очами…
А вихорь воет в дуброве сонливой;
‎Озеро вздулось волнами.
Вздулось, вскипело до дна котловины;
‎Пенится, плещет и стонет…
Разом раскрылись седые пучины:
‎Девица с мо́лодцем тонет.
Волны доселе вздымаются в пене;
‎Ночью, при месяце ясном,
Бродят доселе две бледные тени —
‎Девица с молодцем красным.
Мо́лодец стонет в тени осокори,
‎Девица в плёсе играет…
Моло́дец ловчим когда-то был в боре,
‎Девица… кто её знает!
пер. Лев Александрович Мей

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: